Оглавление

И.Ф. Паскевич

Походные записки

Бородино

Назначение кн. Кутузова главнокомандующим всеми армиями.

Прибытие Кутузова возвысило дух русской армии. Главнокомандующий желал воспользоваться расположением войск и привести в исполнение намерение Барклая де Толли, то есть дать неприятелю генеральное сражение. Если и нельзя было надеяться на верную победу, то по крайней мере можно было причинить неприятелю потери, для него не вознаградимые. Но прежде генерал Кутузов хотел соединиться с корпусом Милорадовича. Притом позиция при Царевом Займище, как я сказал уже, по совершенно открытому местоположению не представляла для нас выгод.

В Можайске Кутузов встретил генерала Бенигсена, который, ничем не командуя, ехал позади армии. Назначив его начальником штаба армии, Кутузов поручил ему отыскать позицию, Бенигсен избрал Бородинское поле. 19-го августа русская армия прошла Гжатск и при дер. Ивашковой присоединился к ней корпус Милорадовича. 20-го она подвинулась к дер. Дурике. 21-го к Колоцкому монастырю, а 22-го заняла[i] при с. Бородине место, избранное для сражения.

Генерал Коновницын оставлен был с арьергардом при Колоцком монастыре. 24-го он был атакован авангардом неприятеля и мужественно держался, но, обойденный превосходными силами вице-короля Итальянского, отступил и присоединился к армии.

Правый фланг Бородинской позиции примыкал к лесу, за полверсты от р. Москвы. Фронт правого крыла и центр до с. Бородина прикрывала речка Колоча, текущая в глубоком овраге. Левое крыло от высот Бородинских простиралось до кустарников, находившихся по левую сторону дер. Семеновской. Несколько оврагов и кустарники только отчасти защищали фронт левого крыла.

Позиция эта была укреплена искусством. Лес на правом фланге прикрыт отдельными укреплениями. В центре перед дер. Горками на возвышении, через которое идет большая дорога, построены были батарея и другая, на 200 сажень впереди, по направлению к с. Бородину. Слабейшею частью позиции было левое крыло и потому требовало сильнейших укреплений. Там, где центр соединялся с левым флангом, на высоте, командовавшей полем впереди левого крыла, была поставлена большая батарея в виде люнета, с частями куртин по сторонам.

Стр. 99

На оконечности фланга, на высотах перед дер. Семеновскою поставлены были еще три батареи. Дер. Семеновская была истреблена. В кустарниках перед фронтом и на левом крыле рассыпаны были егеря. Наконец, для наблюдения движения неприятеля против левого фланга в 900 саженях перед фронтом был построен редут впереди с. Шевардина.

24-го августа неприятель, оттеснив ариергард Коновницына от Колоцкого монастыря, приближался к Бородину тремя колоннами. Огонь с редута при Шевардино и стрелки в сел. Фомкино и Алексино беспокоили неприятеля на правой его фланге. Это заставило его стараться взять редут.

[Мы видели, как на высоте против нас выехала кучка кавалерии. Из этой кучки выехало двое генералов. Один в сером сюртуке и треугольной шляпе. Минут пятнадцать он осматривал позицию, махал рукою направо, и через 1/2 часа ад загорелся на нашем левом фланге. В эти 1/4 часа Наполеон угадал слабую сторону нашей позиции. Для этой атаки он употребил весь 1-й и польский корпуса, около 50 тыс. человек. Завязался][ii] здесь упорнейший бой. Три раза редут переходил из рук в руки. Но как он построен был только для открытия движения неприятеля и так отдален от главного расположения армии, что не мог быть защищаем с успехом, то и в 10 час. вечера войска наши выведены и редут оставлен во власти неприятеля.

[В то же время, когда 24-го французы сделали атаку на Шевардино, они атаковали также и мой левый фланг. Я послал два егерских полка с 12 орудиями в кусты, около речки, сам же с остальными двумя полками моей дивизии вышел для подкрепления егерей. Они удержались до вечера, неприятель не мог опрокинуть моей егерской бригады, и хотя из 12 орудий полковника Журавского много было подбито и по крайней мере половина лошадей потеряна, но артиллерия не отступила. Дело это стоило мне до 800 человек, и подо мною ранена пулею лошадь][iii].

25-го числа Наполеон, убедясь. что слабейшею частию нашей позиции был левый фланг, сосредоточил силы свои в центре и на правом своем фланге. Кутузов, заметя это движение и боясь быть обойденным с левого фланга по старой Смоленской дороге, послал генерал-лейтенанта Тучкова 1-го с 3-м пехотным корпусом, 7 тыс. чел. Московского ополчения и 6-ю казачьими полками на оконечность левого крыла. Генерал Тучков расположился позади дер. Утицы. Расстояние между им и левым флангом главной позиции занимали стрелки 4-х егерских полков. Далее войска стояли в следующем порядке. Укрепления впереди дер. Семеновской, составлявшей оконечность левого фланга, защищаемы были дивизиею генерала Воронцова. За нею, во второй линии стояла 27-я дивизия генерала Неверовского. Позади дер. Семеновской поставлена была в две линии дивизия принца Карла Мекленбургского. От дер. Семеновской до главной батареи протянулся 7-й пехотный корпус, в первой линии которого состояла моя 26-я дивизия. В подкрепление 7-го корпуса поставлен был 4-й кавалерийской корпус гр. Сиверса.

Стр. 100

Все левое крыло состояло из 2-й армии и находилось под начальством кн. Багратиона.

Центр позиции от правого фланга корпуса Раевского прямо против с. Бородина до батареи против сел. Горки занимал 6-й пехотный корпус Докторова. Он подкреплялся 3-м кавалерийским корпусом. Правый фланг занимали 4-й пехотный корпус гр. Остермана, примыкавший левым крылом к корпусу Докторова, позади его 2-й кавалерийский корпус барона Корфа и, наконец, 2-й пехотный корпус Багговута, составлявший правую оконечность армии впереди укрепленного леса на правом фланге позиции. Правым флангом командовал генерал Милорадович, который вместе с генералом Докторовым состоял под начальством Барклая де Толли.

В резерве находились на правом фланге позади леса 1-й кавалерийский корпус генерала Уварова. Влево от него Платов с 9-ю казачьими полками. Остальные 5 полков казаков стояли при соединении рек Колочи и Москвы, наблюдая по их течению.

Резерв левого крыла позади дивизии принца Карла Мекленбургского составляла 2-я кирасирская дивизия генерала Дука. Главный резерв, расположенный позади центра, состоял из 5-го пехотного корпуса и 1-й кирасирской дивизии генерала Депрерадовича. Пять рот конной артиллерии находились позади 4-го кавалерийского корпуса. Главный артиллерийский резерв в 180 орудий расположился перед сельцем Писаревым. Фронт позиции, особенно на левом крыле, защищен был сильными батареями. Все егерские полки занимали кустарники, деревни, теснины, перед фронтом лежащие.

С другой стороны, неприятель сделал следующие распоряжения.

Для обхода отряда генерала Тучкова назначен корпус Понятовского и поставлен позади кустарников вправо от Шевардинского редута. Король Неаполитанский с 3-мя кавалерийскими корпусами находился в самых кустарниках. Маршал Даву должен был с тремя пехотными дивизиями напасть на левый фланг левого крыла русских и стал между с. Шевардиным и лесом около дер. Утицы. Маршалу Нею с своим корпусом и с корпусом Жюно велено было атаковать правый фланг левого нашего крыла. Он протянулся от Шевардина до Алексина. Вице-король Италианский с своими 4-мя дивизиями, кавалерийским корпусом Груши и пехотными дивизиями Жерара и Морана стоял против центра и укрепился несколькими редантами, командовавшими селом Бородино. Правый фланг наш должен был удерживать дивизии Брусье, италианской гвардии, дивизии Дельзона и кавалерийская дивизия[iv] Орнана. Гвардия Наполеона была в резерве по правую сторону с. Фомкина. В французской армии считалось около 190 тыс. чел.[v] в строю и до тысячи орудий.

Русская армия простиралась до 132 тыс. В том числе 115 тыс. регулярных войск, 7 тыс. казаков и 10 тыс. ополчения. Артиллерия состояла из 640 орудий. В таком положении обе армии провели ночь с 25-го на 26-е.

26-го августа, в день, достопамятный в летописи войны, в 6 час. утра

Стр. 101

начался тот кровавый бой, который по справедливости назван борьбою великанов.

Прежде всех двинулся Понятовский в обход отряда Тучкова.

Потом подвинулся Даву к окопам левого нашего крыла. В то же время вице-король Италианский приказал дивизии Дельзона взять с. Бородино. Гвардейский егерский полк мужественно защищался, но принужден был оставить село и отступить за речку Колочу.

Между тем завязали бой и на оконечности нашего левого фланга. Генерал Тучков, теснимый Понятовским, отступил к находившимся позади его высотам и завязал с неприятелем сильную перестрелку, продолжавшуюся до полудня. Против дер. Семеновской выходили один за другим и выстраивались прямо против наших батарей корпуса Даву, Нея, Жюно и часть кавалерии короля Неаполитанского. Кн. Багратион, видя превосходство неприятеля против левого крыла, приказал Тучкову прислать дивизию Коновницына на помощь Воронцову и Неверовскому. Тогда же надвинута и 2-я кирасирская дивизия влево от дер. Семеновской. Наконец, кн. Кутузов прислал в подкрепление сперва Измайловский и Литовский гвардейские полки и бригаду гренадер с двумя ротами артиллерии, а потом приказал перевести с правого на левый фланг весь 2-й пехотный корпус Багговута.

Под ужасными огнями русской пехоты и артиллерии неприятель выстроил и подвигал свои колонны. Ему удалось даже завладеть на короткое время одною флешею, но он тотчас же был опрокинут [графом Воронцовым, который ударил в штыки с своею Сводною гренадерскою дивизиею и вытеснил неприятеля][vi].

В центре вице-король Италианский оставил на правом фланге генерала Орнано, занял с. Бородино дивизиею Дельзона и поставил на высотах батареи. Но они несколько раз приводимы были в молчание нашею артиллериею. Сам же Богарне с дивизиями Морана, Жерара, Брусье и кавалерийскими корпусами Груши перешел речку Колочу. Но здесь встретили их стрелки моей дивизии, засевшие в кустах, чрез которые неприятель должен был проходить.

Пройти кустарники стоило французам величайших усилий. Более часа егеря моей дивизии удерживали их наступление, и только в 10 час. неприятель успел вытеснить стрелков и выдти на равнину прямо против большой нашей батареи.

Дивизия Брусье засела в овраге между батареею и с. Бородином. [Дивизии Морана и Жерара, выстроившись в самом овраге и вдруг вышли из оврага, готовясь к атаке на батарею бригадою, за ними поддержанною еще двумя полками][vii].

Видя, что неприятель приготовляется к нападению, вышел к нему на встречу с остальными полками своей дивизии, собрав своих егерей, разместив войска по обоим флангам люнета, поставил я Нижегородский и Орловский полки по правую сторону, Ладожский и один батальон Полтавского — по левую, а другой батальон Полтавского рассыпал по укрепле-

Стр. 102

нию и во рву. 18-й, 19-й и 40-й егерские полки расположены позади люнета в резерве.

Несмотря на огонь русской артиллерии, дивизия двинулась вперед. Хотя были в меньшем числе против неприятеля, но мне удалось удержать натиск неприятеля благополучно. Наконец, превосходство числа заставило меня отойти, чтобы устроить уменьшившиеся наполовину свои полки.

Бывший в голове дивизии Морана 30-й линейный полк французов с генералом Бонанси ворвался было в манеж. Вся дивизия его поддерживала. Но в это время под прикрытием приведенного гр. Кутайсовым батальона Уфимского колка, построив вновь свою дивизию и взяв 18-й Егерский полк, мы бросились на неприятеля.

Помню, что тогда бой на главной батарее представлял ужасное зрелище. Полки 19-й и 40-й егерские атаковали неприятеля с левого фланга. Генерал Васильчиков с несколькими полками 12-й дивизии напал на него с правого фланга. 30-й французский полк был почти истреблен. Генерал Бонанси взят в плен. Остальная часть полка была опрокинута на дивизии Морана. Я взял остальные полки 12-й дивизии, пошел за люнет, с тем чтобы отрезать французские войска, в нем находившиеся. Подкрепляемые кавалерийскими атаками, сильным наступательным движением нашим привели в замешательство дивизию Морана. Отступление неприятеля на этом пункте едва не увлекло его войска, занявшие между тем дер. Семеновскую. Но вице-король Италианский успел подкрепить Морана дивизиею Жерара, и бой восстановился.

Таким образом в 1/4 часа люнет был возвращен. Эта схватка была одна из самых ужаснейших и кровопролитных в продолжение всего Бородинского дела. Трупы неприятеля завалили люнет перед укреплением. С нашей стороны убит генерал Коновницын, подо мной лошадь убита, а другая ранена.

Вице-король, не успев атакою овладеть люнетом, удвоил свои батареи против укрепления и наших войск. Дивизия моя, и без того уже потерявшая почти половину войск под страшным огнем неприятельской артиллерии с убиванием людей целыми рядами, по сознанию самих французов, стояла с необычайным мужеством. Осыпаемая градами картечи, она потерпела столь великое поражение, что принуждены были вывести ее из первой линии и заменить 24-й дивизиею генерала Лихачева, взятою из центра от 6-го корпуса генерала Дохтурова. Но возвратимся на левый наш фланг. Маршал Ней с корпусом Жюно хотели было прорваться между левым флангом русских и войсками генерала Тучкова, но были отбиты кирасирами генерала Голицына и дивизиею принца Евгения Виртембергского. Понятовский, при помощи движения Нея, бросился на Тучкова и завладел было курганом на левом его фланге. Тучков собрал все силы, опрокинул поляков с кургана, но сам был смертельно ранен. Место его принял команду генерал Багговут. Наполеон приказал усилить нападение на левом крыле против дер. Семеновской. 400 орудий собрано было французами. Со стороны русских было 300 орудий на батареях. Кутузов приказал также генералу Милорадовичу подойти сюда с 4-м пехотным и 2-м кавалерийским корпусами.

Стр. 103

Сражение при дер. Семеновской возобновилось с новым ожесточением. Французы наступали. Кн. Багратион двинул против них всю линию в штыки. Натиск был ужасен. Ни одна сторона не хотела уступить победы. К несчастью, генерал Багратион был ранен. Французы, овладев флешами, бросились было на Семеновский овраг, но были опрокинуты дивизиею Коновницына, Измайловским и Литовским гвардейскими полками и кирасирами. Успехи французов еще более остановлены были счастивою кавалерийскою атакой генерала Уварова на правом фланге, развлекшею внимание Наполеона. Но неприятель, обезопасив свое левое крыло, готовился усилить нападение на центр.

Вице-король с дивизиями Жерара, Морана и Брусье шел против люнета, приказал кавалерийскому корпусу Коленкура (вместо убитого Монброна) пробиться к укреплению между дер. Семеновскою и большою дорогою.

Генерал Барклай приказал 4-му пехотному корпусу генерала Остермана сменить почти уничтоженный 7-й корпус. Преображенский и Семеновский полки поставлены позади, а из резерва подвинуты 2-й и 3-й кавалерийские корпуса.

Коленкур прорвался за люнет, обойдя его с тылу, но здесь был убит, и войска его прогнаны полками 4-го корпуса гр. Остермана.

Пехотные дивизии вице-короля атаковали укрепление с фронта. Ослабленная дивизия Лихачева не могла долго сопротивляться. Лихачев тяжело раненый, взят в плен. Неприятель хотя и овладел люнетом, но русские войска заняли высоты позади укрепления, остановили дальнейшие его успехи.

Последнее усилие в этот знаменитый день сделано было Понятовским, овладевшим курганом и оттеснившим генерала Багговута к высоте при вершине ручья Семеновского.

Было три часа пополудни. Неприятель занял нашу главную батарею и флеши перед дер. Семеновской, но выгода его была еще незначительна.

Эти пункты были впереди главной позиции русских войск. Отступив на высоты позади Горицкого и Семеновского оврагов, они были не менее страшны. Чтобы решить победу, надо было вступить в новый бой на всей линии.

Но обе армии были равно изнурены и не могли возобновить прежних усилий.

Наполеон, устрашенный ужасными уроками в его войсках, приказал прекратить нападение. Один ужасный пушечный огонь продолжался до 6 час. пополудни.

В 9 час. вечера, еще раз французы вышли было из дер. Семеновской и заняли[viii], но были тотчас вытеснены гвардейским Финляндским полком и прогнаны обратно в деревню. С наступлением ночи французские войска возвратились в позицию, которую занимали в начале сражения.

Таким образом окончилась битва Бородинская, кровопролитнейшая из всех известных в летописях войск.

Стр. 104

Потери французов в этот кровавый день простирались до 60 тыс. человек, в том числе 20 тыс. убитых и более 1 тыс. пленных.

С нашей стороны урон был не менее значителен. Убито до 15 тыс., ранено более 30 тыс., в плен попалось около 2 тыс. чел. В день сей Россия утратила кн. Багратиона, генерала гр. Кутайсова и Тучкова.

Стр. 105


[i] Здесь текст второй рукописи окончательной редакции записок обрывается, далее дается по предшествовавшей ей первой рукописи окончательной редакции (РГИА. Ф. 1018. On. 9. Д. 165. Л. 81 об.-97 об.).

[ii] Вписано И.Ф. Паскевичем карандашом на полях рукописи.

[iii] Вписано И.Ф. Паскевичем карандашом на полях рукописи.

[iv] Так в тексте.

[v] На полях рукописи помета: NB, 170.

[vi] Вписано И.Ф. Паскевичем карандашом па полях рукописи.

[vii] Вписано И.Ф. Паскевичем карандашом на полях рукописи.

[viii] Так в тексте.

Оцифровка и вычитка -  , 2004

Текст соответствует изданию:
"1812 год в воспоминаниях современников", под ред. Тартаковского А.Г.
М.: Наука, 1985, С. 72-105